О «летающих тарелках» Удивительные небесные знамения

Чем древнее материалы, по которым мы исследуем историю тарелок, тем сложнее в них разобраться. Отчасти это объясняется тем, что все труднее становится разыскать подлинные сообщения очевидцев. Но главная причина, несомненно, заключается в том, что, наблюдая различные атмосферные явления, наши предки все валили в одну кучу и определяли это общим понятием «метеор». Поэтому все связанное с атмосферой мы до сих пор называем «метеорологией», что напоминает о первоначальном употреблении этого слова. Теперь термин «метеор» мы, как правило, применяем только к «падающим звездам». Однако древние наблюдатели различали лишь «воздушные метеоры», что охватывает такие явления, как смерчи, «водяные метеоры» (туман, дождь, снег, град, облако) и «светящиеся метеоры» (в эту категорию, кроме «падающих звезд», входили полярные сияния, молния, летающие тарелки и даже кометы).

Летающим тарелкам, если только это не что-нибудь из ряда вон выходящее, трудно тягаться с такими эффектными явлениями, как кометы, яркие огненные шары, молния, солнечные гало или даже просто затмение.

Однако воображение часто мешало наблюдателю правильно воссоздать действительную картину виденного. Необходимо иметь в виду, что эти древние наблюдатели были очень невежественны и, как правило, неграмотны. В те времена (скажем, в начале XVII века) даже самые образованные люди не имели никакого представления о том, что такое комета. Их учебники определяли комету как «испарение Земли». Суеверные люди считали, что всякое небесное явление — это знамение свыше, предвещающее какую-нибудь беду: смерть, войну, чуму и даже конец света. Таким образом, предсказатели будущего, оракулы и гадалки основательно наживались на суеверии и невежестве своих современников.

В начале восьмидесятых годов XVII века в Массачусетсе некий Инкрис Мазер произнес для своей пуританской паствы несколько проповедей, в которых старался доказать, будто странные небесные явления действительно предвещают всякие ужасы. При этом он полемизирует с одним из положений, содержащимся в библейской книге пророка Иеремии (10.2): «Так говорит Господь: не учитесь путям язычников и не страшитесь знамений небесных, которых язычники страшатся». Вместо этого Мазер разглагольствует об «ужасах, которыми небеса грозят миру», и называет кометы «острыми ножами, которые Бог направил на человечество и которыми он истребит множество закоренелых грешников». «Не угрожает ли Господь самим небесам нашим? О, молитесь же Ему, молитесь, чтобы Он не забрал у нас звезды и не послал вместо них кометы».

И подобно тому, как Исаак Ньютон стал наводить порядок во Вселенной, открыв закон гравитации, так Инкрис Мазер старался опровергнуть утверждение, что все эти «знамения» есть не что иное, как явления природы (A. D. White, History of Warfare between Science and Theology, New York, 1898, vol. I, p. 196).

В доказательство он ссылался на полное солнечное затмение 1682 года, когда Гарвардский колледж «был глубоко опечален безвременной кончиной ректора Чонси, а две колонии — Массачусетс и Плимут — смертью своих губернаторов, которые умерли в течение года… Можно ли после этого пренебрегать столь могущественными творениями Господа, как кометы?»

Но знамения времени постепенно побеждали небесные знамения. И в 1726 году знаменитый сын Инкриса Мазера, Коттон, уже полемизирует с собственным отцом. «Должен предупредить вас, что никогда не следует пугаться небесных знамений или испытывать суеверный страх перед затмениями и тому подобными явлениями… Я не хочу, чтобы вы усматривали что-нибудь зловещее в блеске звезд».

Таким образом, кометы, затмения, гало и другие «метеоры» постепенно оказались подчинены действию законов природы как часть Вселенной. Скоро мы увидим, что то же самое произойдет и с летающими тарелками.

Исследуя литературу о тарелках, я обнаружил одну маленькую книжицу, которая бросает свет на то, как реагировали наши предки на всякие таинственные явления природы. Вот ее полное название, которое я в сокращенном виде использовал в качестве заголовка для данной главы: «УДИВИТЕЛЬНЫЕ НЕБЕСНЫЕ ЗНАМЕНИЯ, которые наблюдались в Кембридже, Суффолке и Норфолке 21 мая 1646 года, во второй половине дня. ЧУДЕСА, наблюдавшиеся в Барнстабле, Кэркхэме, Корнуэлле, ЛитлБритене и Лондоне. К книге приложено сообщение о НЕСКОЛЬКИХ ЯВЛЕНИЯХ, наблюдавшихся на небе в Гааге (Голландия) 21 (31) мая около часа пополудни». Эти знамения, как гласит введение, должны прежде всего «предостеречь и пробудить Восточную ассоциацию, а также Южные области Королевства». Далее следует текст:

«С самого дня сотворения мира недоверчивость всегда была предтечей всевозможных бедствий; когда Ной строил свой ковчег, это не стало грозным предостережением для людей, и вот начался потоп. Фараон не послушал предостережения свыше, и его поглотили воды Красного моря… Огненная звезда, наблюдавшаяся на нашем горизонте несколько лет назад, сначала появилась над Германией, достигла Ирландии, а ее огненный пушистый хвост раскидулся над Англией; звезда была подлинным чудом, и хотя эти страды впоследствии убедились в правильности знамения, Всемогущий отвратил от нас свою кару,- коль на то была его воля,- кару, нависшую над нашими головами в результате той вопиюще греховной жизни, которую мы вели, несмотря на млогочисленные знаки Его гнева в виде странных и ужасных явлений, наблюдавшихся на небе 21 мая во многих частях страны.

В графстве Норфолк, между Нью-Маркетом и Тетфордом, можно было наблюдать огромный облачный столб, поднявшийся над землей в виде гигантской пирамиды; внизу на столбе сверкали рукоятки меча, а выше он приобретал форму остроконечного шпиля. Одновременно с небосвода ему навстречу опускалось нечто вроде пики или копья с очень острым концом.

Потом вдали появилось второе копье или пика с очень острым концом, обращенным к земле… Первое копье, опустившееся с неба, через некоторое время поднялось выше, а копье, взметнувшееся с земли, устремилось ввысь, чтобы столкнуться с ним вторично.

Это продолжалось около полутора часов.

В Софеме, все в том же графстве Кембридж, на землю упал огненный шар, который сжег и испортил около акра хлеба; к великому ужасу крестьян и нескольких горожан, присутствовавших при этом, он катался взад и вперед по полю, взлетал и снова опускался, а потом вдруг исчез, оставив после себя едкий серный запах…

В то же самое время в Брэндоне, графство Кембридж, наблюдали на небе несколько кораблей, быстро несущихся под парусами, с поднятыми флагами и вымпелами, словно они вотвот вступят в бой…

И во всех этих местах гремел сильный гром, шел дождь и град, причем градины были небывалой величины, а некоторые имели отверстия посередине, словно кольца».

В заключение книга описывает странные небесные явления, наблюдавшиеся в тот же день в Голландии.

«I. Сначала появился маленький круглый предмет размером со стол, словно нарисованный на серой бумаге; неподалеку можно было наблюдать нечто вроде льва и дракона, которые яростно сражались друг с другом; через некоторое время дракон выплюнул столб огня, но все же был побежден львом; лев остался на небе.

2. Потом появилось множество солдат с другим драконом, похожим на первого, и с солдатами, пешими и конными… Лев и дракон все еще оставались на небе.

3. Затем появился король с тремя коронами на голове… но лев и дракон все еще оставались на небе.

4. Потом появилось множество человеческих голов, среди них была одна голова огромных размеров; после появилось несколько туловищ без голов, которые затем исчезли. Лев и дракон продолжали оставаться на небе.

5. Потом появился человек, сидящий на лошади; он выстрелил в себя (из пистолета), упал навзничь и исчез.

Наконец, на юго-востоке, неподалеку от льва, сражающегося с драконом, появились корабли со множеством людей на борту, туловища их ясно были видны; мы прекрасно видели, как ставились паруса, корабли маневрировали, и так продолжалось до тех пор, пока лев и дракон не обхватили друг друга лапами, рухнули вниз и исчезли из виду, после чего появилось громадное облако, которого раньше не было, и ветер быстро унес его».

Эта любопытная коллекция явлений природы и просто небылиц ярко показывает, как наши предки реагировали на подобные вещи.

Необходимо иметь в виду, что эти странные предметы, наблюдавшиеся на небе, весьма необычны. Они появлялись днем и, следовательно, их нельзя отнести к полярным сияниям. Большое количество копий, пик и шпилей ясно говорит о том, что, вероятнее всего, речь идет о каких-то атмосферных явлениях, а не о своеобразных облачных образованиях. Данное явление, возможно, было солнечным гало в сочетании с ложными солнцами, которые были вызваны ледяными кристаллами в перистых облаках, находящихся в верхних слоях атмосферы.

«Огненный шар» был, вероятно, разрядом молнии или одним из типов ложного солнца, то есть отражением Солнца, возникшим благодаря оптической иллюзии, характерной для некоторых видов отражения. «Маленький круглый предмет» был первым появлением ложного солнца, своеобразной летающей тарелкой. В дальнейшем можно было наблюдать полную картину этого явления, с кругами и коронами, как мы это увидим в главах 10 и 15.

Немалое значение при определении природы этих явлений играл страх людей, наблюдавших что-то для них непонятное: «удивительные небесные знамения» предвещали ужасные события. Иногда предсказанное возмездие настигало людей не сразу, но рано или поздно оно их настигало, хотя бы через три года, как гласят хроники тех времен.

Среди древних книг, к которым я обращался, разыскивая данные о летающих тарелках, самой интересной была работа иезуита Франца Райнцера «Meteorologia Philosophico-Politica» («Философско-политическая метеорология»), изданная в Аугсбурге в 1709 году.

Эта примечательная книга рассматривает все виды «метеоров» и служит руководством для «Politicus» (другими словами, для крупных государственных деятелей), как действовать в различных ситуациях и использовать удивительные небесные явления в своих интересах. Основная идея этой философии, очевидно, заключается в том, что если кто-то проигрывает сражение, то другой его выигрывает. Отсюда следует, что если на небе появляется какое-то знамение, его нужно истолковывать как дурную примету для твоих врагов и хорошую для тебя самого; при этом нужно всегда следить за тем, как будут развиваться события, и извлекать из этого пользу. Таким образом, в метеорологическом смысле Райнцер проповедует доктрину, выражаемую пословицей: «Плох тот ветер, который ни для кого не попутный».

Эта книга, очевидно, встретила самое широкое признание читателей, ибо, хотя она была написана по-латыни, ее вскоре перевели на немецкий язык. Кроме того, она была прекрасно иллюстрирована гравюрами по дереву, многие из которых я привожу в настоящем издании. Поскольку Райнцер крайне редко делает выводы, имеющие научное значение, и не менее редко приводит подробное описание наблюдавшихся явлений, можно предположить, что его гораздо больше интересовала философия, чем природа. Каждое явление он истолковывает как с точки зрения морали, так и природы. Следовательно, книга не имеет большого научного значения и лишь указывает на общее направление мысли того времени. Он цитирует многие авторитеты, в том числе некоего Д. Мензелиуса, авторитета по летающим тарелкам, возможно одного из моих предков.

Райнцер сам ставит вопрос: «Вызваны ли метеоры естественными причинами или они являются предвестниками зла?» Однако затем он осторожно обходит этот вопрос, давая на него крайне уклончивый ответ. Вот как он описывает некоторые явления природы:

«Государственный деятель видит, как темнеет небо, как все ниже опускаются тучи, грохочет гром и сверкают молнии. Он видит, как за тучами исчезают звезды и Луна. По небу летают драконы, из их разверзтых пастей брызжут фонтаны огня. Все ужаснее вспыхивает молния. Появляются кометы. В облаках сверкают мечи и копья. Вот разверзлись хляби небесные и на Землю хлынул потоп.

Когда государственный деятель видит подобные странные явления, должен ли он их бояться? Нет! Эти явления и события — просто-напросто «любовный поцелуй» небес. Что бы ни произошло, все к лучшему, и из всего можно извлечь пользу. Страх перед грозами или метеорами означает слабость».

Хотя Райнцер и предлагает государственным деятелям не бояться метеоров, сам он указывает на известные в истории факты, когда странные небесные явления оказывались предвестниками ужасных событий на Земле.

Очевидно, 1462 год был особенно богат удивительными предзнаменованиями свыше. Кто-то видел на небе «монаха, который сражался с королем, был побежден и упал на Землю. Это поразительное зрелище наблюдалось возле самой Луны. И в том же году в маленькой Польше на небе появились распятие и разящий меч, что вызвало немалый ужас в народе, и вскоре в Польше стали совершаться страшные грабежи и другие злодейства».

Между прочим, к этому можно добавить, что распятие и меч обычно сопровождают появление на небе ложных солнц.

«Однако,- спрашивает Райнцер,- если государственный деятель замечает на небе явления, предвещающие страшное кровопролитие, как избежать этого несчастья, которое, по-видимому, угрожает всей стране?» На этот вопрос у Райнцера есть очень простой ответ:

«Стрелы, которые были замечены еще в воздухе, не принесут вам вреда. Следите за небесными предзнаменованиями. Какими бы ужасными они ни казались, на самом деле они совсем но такие страшные».

В качестве примера он приводит следующий эпизод.

«В 1478 году многие жители Швейцарии наблюдали на небе битву, а через два месяца — всевозможные кресты и огненные шары, которые падали на Землю, оставляя позади себя какие-то невидимые знаки, сбивающие с толку любопытных, как пишет Ликостенес в Базельских хрониках. В том же году швейцарцы одержали великую победу над принцем Миланским, разбив наголову 1400 врагов и захватив богатую добычу».

Это предзнаменование было плохим для принца Миланского и хорошим для швейцарцев прежде всего потому, что оно появилось над Швейцарией. Правда, логика автора хромает на обе ноги, когда он пытается говорить о грабежах в Польше. Но, в конце концов, едва ли можно требовать от людей, живших в XVII веке, чтобы они рассуждали более логично, чем сегодня рассуждаем мы, хотя бы о летающих тарелках.

Райнцер описывает много интересных явлений, но, главным образом, с точки зрения политики. Он рассказывает о двойном Солнце и объясняет это отражением света, приводя для пояснения этого явления аналогию с зеркалом. А затем он заявляет, что воины, сражающиеся под таким Солнцем, должны быть более храбрыми, чем сам Геркулес, ибо он никогда не воевал в таких тяжелых условиях.

Он говорит о летающих и падающих звездах и утверждает, что настоящий метеор — это не движущийся предмет, а нечто горящее, вроде пламени, пожирающего нить и равномерно перемещающегося вдоль этой нити по мере того, как она сгорает. Далее он сравнивает образование падающих звезд с движением огня по пороховой дорожке. И затем он обращается к государственному деятелю: «Чем сильнее идет дождь, чем сильнее опасность, тем ярче должны быть искры любви, которые вы излучаете». Он как бы пытается перенести на человека научную характеристику любого атмосферного явления и в то же время наделяет «метеор» человеческими и моральными характеристиками. Нам трудно следить за ходом его мысли, но еще несколько отрывков — и мы поймем, к чему он клонит.

Райнцер говорит: «Огонь, который можно наблюдать на голове или одежде людей, на их волосах или мехе животных,- это не настоящий огонь, а лишь его подобие».

Райнцер признает, что эти ложные огни могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. «Они могут возникать,- говорит он,- не только в результате каких-то естественных эмоций, гнева или неумеренного потребления вина, но и как следствие лихорадки или какой-нибудь другой болезни. Таким образом, человеку, у которого «перед глазами поплыли круги», может показаться, что эти круги плывут по небу». Однако Райнцер не объясняет, как отличить ложные огни от огней, действительно наблюдаемых, и лишь называет эти последние «летающими драконами».

Эти светящиеся драконы, которые таинственно летают по ночам, возникают

«…в результате конденсации на небе серной эманации. Огненный дракон — это раскаленное, но не очень плотное облако. Оно светится либо вследствие движения самого дракона, либо потому, что он изрыгает внутреннее пламя. Эти огни можно чаще наблюдать летом, ибо летом эманации быстрее поднимаются в верхние слои атмосферы».

Далее Райнцер говорит о паре, который выходит зимой из носа животного. Летом, по его мнению, чаще происходит эманация, а зимой — конденсация.

Понятие «летающие драконы», возможно, охватывает немало сходных явлений, так же как и понятие «летающие тарелки». Однако если в XV-XVII веках и появлялись летающие тарелки, то их, несомненно, относили к разряду летающих драконов.

Когда я обнаружил, что могу создавать летающие тарелки в собственной лаборатории, то решил, что открыл нечто сверхновое. Но оказалось, что Райнцер уже давным-давно предвосхитил мое открытие.

«Можно ли искусственно создать летающего дракона? — спрашивает он.- Отвечаю совершенно определенно: да. Рецепт очень прост. Возьмите длинную, тонкую полоску кожи, окуните ее в коньяк с растворенной в нем камфарой (камфарный спирт), а затем посыпьте ее тщательно размельченным порохом. Потом поднимитесь на вершину высокой скалы, подожгите кожу и подбросьте ее в воздух. И у вас будет летающий дракон!»

В книге Райнцера есть главы, посвященные многим другим явлениям природы, таким, как обыкновенная молния, кометы, различной формы облака, ложные солнца и луны, гало, облака, окрашенные в различные цвета, радуги и т. д. В подтверждение своей теории он цитирует Сенеку, который писал, что «верхние метеоры — это просто нематериальные фантомы». Книга эта, несмотря на свою мистическую философию, представляет некоторый интерес, а иллюстрации к ней просто превосходны. Очень жаль, что из-за недостатка места я не мог поместить здесь все эти иллюстрации.

Сообщения о некоторых атмосферных явлениях, изредка появляющиеся в хрониках в период между 1300 и 1600 годами, связаны со всякими стихийными бедствиями. При этом молния превращается в адский огонь, а погодой управляют злые духи. Подобные суеверия существовали еще в дохристианскую эру.

Книга Роджера Уэндоверского «Цветы истории» повествует о некоторых событиях из истории Англии в период между 447 и 1235 годами. Ее страницы сплошь заполнены рассказами о драконах, чудесах, небесных знамениях, злых духах и привидениях.

К древнейшим и наиболее пространным описаниям явлений природы принадлежит «Естественная история» Плиния, которая была написана около 75 года п. э. Я буду ссылаться на перевод Востока и Рили, опубликованный в 1855 году. Небезынтересно отметить, что Плиний разделяет кометы, или «косматые звезды с огненными волосами», по их внешнему виду на несколько типов. Один тип он называет «discei» — это кометы янтарного цвета с очень слабым излучением. К другому типу он относит «белые кометы с серебристыми волосами, такие яркие, что на них больно смотреть; они воплощают божество в человеческом облике». Плиний, так же как Сенека и Аристотель, говорит о том, что «на небосводе иногда появляется отверстие, которое называется бездна». Возможно, здесь речь идет о молнии.

Кроме того, Плиний пишет:

«…небесное кровавое пламя… (ничто не приводит смертных в такой панический ужас), которое вдруг падает на землю; так было в третьем году сто третьей олимпиады, когда царь Филипп постоянно угрожал Греции. Но, по-моему, эти явления природы, равно как и все другие, происходят в определенные периоды времени, установленные самой природой, а не вызываются, как некоторые полагают, какими-то причинами, рожденными их собственной фантазией. Нам неизвестна природа этих чудес, ибо происходят они сравнительно редко и мы знакомы с ними гораздо хуже, чем с движением звезд по небу, о чем я уже говорил, а также с затмениями и многими другими явлениями».

Плиний пишет о гало, радугах, ложных солнцах и лунах:

«…Наши предки не раз видели три Солнца одновременно… И мы сами однажды наблюдали подобное явление в царствование покойного императора Клавдия… Мы не располагаем сообщениями о том, что кто-нибудь наблюдал более трех Солнц одновременно».

Плиний описывает и другие таинственные явления.

Одна из самых старинных книг об атмосферных явлениях, какую я нашел, была написана В. Фульком и опубликована в 1640 году; она поражает своим истинно научным подходом к вопросу н глубокой критикой суеверных представлений того времени. Книга вышла под скромным заглавием «Приятнейшая прогулка по саду Созерцания Природы, которая позволит нам исследовать естественное происхождение всевозможных метеоров, огненных и воздушных, водяных и земных, к которым принадлежат огненные звезды, падающие звезды, небесные огни, гром, молния, землетрясения и т. д., дождь, роса, снег, облака, родники и т. д., камни, металлы и почва. Господу во славу и людям на пользу».

Ниже я привожу несколько отрывков из этой книги, в которой изложены взгляды представителей той эпохи на природу, и особенно выделяю те места, где речь идет об огненных метеорах и небесных огнях.

«…Пар, как говорит философ,- это нечто вроде воды, и все-таки не вода; испарения как-то связаны с землей, и все же это не земля»,

Автор говорит о том, как пары, поднимаясь вверх благодаря солнечным лучам, распространяются по небу и падают на Землю в виде дождя.

«…Испарения, словно горячий и сухой дым, минуют нижние и средние слои воздуха, поскольку они тоньше и легче, чем пары, и поднимаются в верхние слои, где от жары, вызванной близостью огня, они вспыхивают и производят всевозможные эффекты. Иногда эти испарения бывают клейкими и поэтому не рассеиваются по небу, а слипаются вместе, загораются и становятся похожими на драконов, духов, свечи или копья.

Огненные метеоры… поэтому делятся ла небесные огни и видения. К небесным огням относится все то, что воспламеняется и действительно горит. Они различаются по виду и имеют разные названия: пылающие пузыри, танцующие факелы или скачущие козлы, падающие звезды или свечи, пылающие балки, колонны, щиты, шары или кубки, головни, светильники, летающие или огненные драконы, расписные колонны или остроконечные шпили, а также огненные звезды, так называемые кометы».

Хотя в этом списке перечислено гораздо больше явлений, чем можно включить в категорию летающих тарелок, их чрезвычайно выразительные характеристики представляют большой интерес. Автор пишет дальше:

«…Наблюдать эти явления можно главным образом ночью, ибо, когда они происходят днем, их так же трудно разглядеть, как и звезды».

Определяя природу «летающих драконов, или, как их называют англичане, огненных драконов», автор говорит, что это испарения, загоревшиеся меж двух облаков. Он продолжает:

«По небу летит… дракон. Когда ему навстречу попадается холодное облако, он поворачивает в ту или иную сторону, к великому ужасу тех, кто наблюдал за ним. Одни называют его «огненным драконом», другие говорят, что это сам дьявол.

Более 47 лет назад, в майский день, когда множество молодых людей отправилось на рассвете за город, часов в пять утра, до Лондона дошла весть, что в это самое утро над Темзой видели дьявола; потом прошел слух, что он опустился на землю в Стрэтфорде; там его поймали и посадили в колодки.

Я знал нескольких людей, которые ходили на него смотреть, а по возвращении утверждали, что он действительно летал по небу, но только вот поймать его не удалось. Я припоминаю, что некоторые требовали, чтобы по дракону стреляли из мушкетов или луков. Так невежественные люди судят о вещах, о которых но имеют ни малейшего понятия. Что же касается дьявола, то, как я полагаю, это был один из «летающих драконов», о которых мы уже говорили; он производил жуткое впечатление и казался живым, потому что двигался, хотя на самом деле был всего-навсего облаком дыма».

Это действительно самое удивительное сообщение о летающей тарелке, появившейся еще до 1600 года. Оно служит ярким свидетельством того, что люди, жившие в самые различные эпохи, всегда стремились как-то одушевить подобные явления, превратив их в пришельцев из космоса или в самого дьявола.

Далее автор рассматривает другие разновидности небесных огней. Он описывает один из таких огней, «видимых ночью»: очевидно, это блуждающий огонек.

«Иногда он движется впереди путника, а иногда следует позади, старается сбить его с дороги и завести в воду или еще в какое-нибудь опасное место. Ночью его часто видят моряки. Иногда он прилипает к мачте или какой-нибудь другой снасти корабля и там горит, пока не потухнет… На суше его зовут «ignis fatuus» (дурацкий огонь), потому что он никому не приносит вреда и лишь пугает дураков. На море если появляется один огонь, то его зовут Елена, а если два — то Кастор и Поллукс».

Далее автор рассказывает о том, какое существует различие между огненными метеорами и «видениями»:

«Видения возникают при появлении испарений в самых нижних или самых верхних слоях воздуха не в результате их воспламенения, а как следствие отражения от них солнечного и лунного света, который создает иллюзию горения».

Перед нами удивительно ясное и вполне современное описание многих явлений, связанных с летающими тарелками.

Автор рассматривает необычные небесные явления, появляющиеся на небе, а потом переходит к «огненным смерчам». Иногда

«…смерч, попав в облако, загорается и затем летит, словно огромное колесо телеги, наводя на всех ужас и поджигая все, что может гореть: дома, леса, хлеб, траву».

Рассказав о различных видах радуги, автор переходит к описанию ложных солнц:

«…Как странно и чудесно наблюдать то, что Александр Великий назвал невозможным, когда писал Дарию: «Миром не могут управлять сразу два Солнца». Но люди не раз видели, как им казалось, на небосклоне не только два, но еще чаще три Солнца и даже больше, однако более трех появляется не так часто. Это явление, каким бы чудесным оно ни казалось, имеет вполне естественную причину, которую мы и попытаемся объяснить. Это не что иное, как отражение Солнца в ровном дождевом облаке, расположенном по одну сторону от Солнца, а иногда по обе стороны, и улавливающем солнечные лучи, подобно зеркалу. Ложные солнца в точности воспроизводят форму и яркость настоящего; кажется, что на небе светит много Солнц, хотя на самом деле есть только одно, а все остальные являются его отражением.

Чаще всего их можно наблюдать утром или вечером, когда восходит или заходит настоящее Солнце. Реже — в полдень или в разгаре дня, ибо от жары облака растворяются в воздухе. Однако случалось, что они появлялись рано утром и были видны целый день до самого вечера. Иногда появляется много маленьких Солнц, похожих на маленькие звезды; то же самое происходит, когда человеческое лицо отражается в осколках разбитого зеркала.

Придавая этому явлению сверхъестественное значение, многие считали, что оно предвещает междоусобную войну за престол».

Далее автор указывает на то, что Луна тоже может отражаться в виде ложных лун, и ставит один очень интересный вопрос: могут ли возникать аналогичные отражения звезд? Он приходит к выводу, что могут, хотя и делает оговорку, что в большинстве случаев их яркость сильно ослабнет при отражении. В конце книги он высказывает свои собственные взгляды на небесные явления и знамения:

«Мы закончим эту книгу кратким изложением тех естественных причин, которые порождают многие странные и чудесные явления, наблюдаемые на небе, к великой радости всех людей и с Божьего соизволения, дабы предостеречь нас от многих опасностей, нависших над нами в эти грозные времена.

Самое трудное для нас — это отыскать естественную причину этих чудесных явлений, ибо до сих пор никто (насколько мне известно) даже не пытался найти такую причину; однако все видели в этих явлениях просто чудеса, никак не связанные с законами природы…

Некоторые из этих удивительных явлений состоят из кругов и радуг различной формы и по-разному расположенных: кольцо в кольце или радуга в радуге, край одной радуги прикасается к краю другой, иногда концы обращены вверх, иногда вниз, иногда вбок, а иногда скрещиваются, но, как правило, это ласкает наш взор, ибо построено по определенному образцу. Случается и так, что Солнце или его отражения опоясываются этими кругами.

За эти несколько лет можно было наблюдать на небе не менее частые, но гораздо более странные и удивительные видения: армии, сражающиеся в воздухе, замки, большие и маленькие города и целые страны с холмами, долинами, реками и лесами, такими диковинными чудовищами, людьми и птицами, каких не существует па Земле, и, наконец, все то, что есть на Земле,- похороны, процессии, сражения, мужчин, женщин, детей, армии, известных всем вельмож, оружие…

Все эти видения могут быть вызваны двумя путями: искусственным и естественным. Искусственно они вызываются с помощью определенных зеркал и инструментов, изготовленных по тайным законам пауки, которая именуется катоптрика (наука о зеркалах и отражении света)… Однако, как правило, эти явления возникают естественным путем, когда воздух в силу своих свойств вдруг начинает отражать все то, что находится и происходит на Земле».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 4 =