О «летающих тарелках» Скачущие призраки радиолокатора

Паника, вызванная летающими тарелками, в июле 1952 года достигла своего апогея. Газетные заголовки вопили, что над столицей Соединенных Штатов появилась огромная армада летающих тарелок; их можно было увидеть невооруженным глазом и обнаружить радиолокатором; это были тарелки, зафиксированные не только визуально, но и с помощью приборов.

Тот факт, что тарелки были обнаружены с помощью радиолокации, поставил под вопрос выдвинутые в предыдущих главах теории, объясняющие их появление на небе лишь отражением и преломлением света в земной атмосфере. И вот каким доводом — совершенно ошибочным — стали оперировать теперь поклонники тарелок. «Радиолокатор — это прибор, а он лишен фантазии и не может вообразить что-то такое, чего нет на самом деле. Радиолокатор фиксирует лишь твердые предметы и не реагирует ни на отражение, ни на преломление света. Следовательно, тарелки являются твердыми предметами».

Самые сенсационные сообщения о радиолокации тарелок исходили из Вашингтонского аэропорта, где их появление было зафиксировано независимо друг от друга двумя радиолокационными установками. Были опрошены многие летчики пассажирских самолетов, пролетавших в районе, где якобы появлялись тарелки, однако почти никто из них не заметил там ничего особенного. Этот район с ревом прочесывали реактивные истребители, однако и они ничего не обнаружили. Несколько летчиков, которые наводили радиолокаторы с земли, сообщили, что видели «какие-то световые точки», которые быстро улетали пли просто исчезали. Для некоторых эта старая игра в прятки послужила лишним подтверждением хорошо известного факта, что тарелки довольно пугливы. Другие сделали самый простой и естественный вывод, что летающие тарелки не являются материальными телами.

Глава одного добровольного общества, занимающегося ракетами, обратился к министерству военно-воздушных сил с просьбой не стрелять по тарелкам и не делать ничего, что могло бы «озлобить» этих мирных разведчиков из космоса. Один немецкий специалист по ракетам вновь подтвердил, что верит в межпланетные летающие тарелки. Радиостанция Индианаполиса обратилась к тарелкам со специальной радиопередачей, в которой заверяла их в своем дружеском расположении, гарантировала им полную свободу действий и выделила специальный аэродром, разумеется, возле Индианаполиса, на котором тарелки могли бы произвести посадку.

Один военнослужащий береговой обороны США из Сэлема (штат Массачусетс) заметил из открытого окна вспышку яркого света; он схватил фотоаппарат л сделал снимок, даже не наведя как следует на резкость. На фотографии получилось четыре яйцеобразных предмета, выделяющихся на фоне неба.

На темном небосклоне города Ковентри (Род Айленд) ярко светящаяся летающая тарелка выделывала фигуры высшего пилотажа, вызвав на дороге пробку, так как шоферы остановили машины, чтобы поглазеть на происходящее. Загадку решил луч прожектора. Тарелка оказалась электрическим фонариком в прозрачном мешке, который был привешен к восемнадцати шарам, наполненным газом и управляемым с помощью длинного удилища; удилище держали в руках хохочущие десятилетние мальчуганы, которые просто решили позабавиться.

А тарелки, обнаруживаемые радиолокатором, продолжали шнырять над Вашингтоном.

Чтобы лучше разобраться в этом вопросе, нужно понять, как работает радиолокатор. И хотя этот прибор появился всего каких-нибудь десять лет назад, основной принцип радиолокации используется уже давно.

Пароходы, плавающие по Пюджет-Саунд ночью и в тумане, находят правильный курс с помощью эха. Пароход дает короткий свисток, и время, затраченное на то, чтобы звук дошел до скалы и вернулся обратно, позволяет определить расстояние до отражающей поверхности. Звук распространяется со скоростью примерно 1000 футов в секунду. Если эхо возвращается через 1 секунду после подачи сигнала, то отражающая окала, следовательно, находится в 500 футах.

Летучие мыши летают с помощью «ультразвукового локатора» в полной темноте. Они издают невоспринимаемые человеческим ухом ультразвуки, которые отражаются от стен и других преград. Ослепленные летучие мыши преспокойно летают, не натыкаясь на предметы. В начале XIX века ученые обнаружили, что если летучим мышам заткнуть уши, то они становятся совершенно беспомощными. Один критик в 1809 году язвительно заметил по этому поводу: «Если летучие мыши видят ушами, то, может быть, они слышат глазами?»

Радиолокатор — это прибор, который посылает короткие, отрывистые импульсы, но только не звука, а радиоволн. Эти радиоимпульсы отражаются от твердых предметов и создают эхо, что позволяет определить расстояние до данного предмета. Волны, испускаемые радиолокатором, распространяются со скоростью света, то есть 186 тысяч миль (300 тысяч километров) в секунду. Эхо иэто сигнал, возвратившийся через 1/1000 секунды и прошедший 186 миль (93 мили до предмета и 93 мили обратно). Радиолокатор автоматически фиксирует это время и отмечает возвратившийся сигнал на экране индикатора, который напоминает экран телевизора.

Луч радиолокатора вращается, как прожектор на аэродроме, прощупывая по окружности определенную область, в центре которой находится антенна; на один оборот затрачивается от 2 до 10 секунд, в зависимости от типа аппаратуры.

Эхо — это сигнал, отраженный на экране индикатора в виде яркой точки, или «всплеска».

Таким образом, экран радиолокатора фиксирует местоположение предметов, от которых может отразиться достаточно отчетливый эхо-сигнал. Дальность действия радиолокатора зависит от типа аппаратуры и колеблется примерно от 30 до 125 миль.

Волны, посылаемые радиолокатором, распространяются в земной атмосфере и, подобно световым волнам, преломляются в случае необычного распределения температуры и влажности по слоям воздуха. Фактически любые условия, которые вызывают оптический мираж, создадут и радиолокационный мираж. Другими словами, сигнал, который обычно возвращается от самолета, летящего на большой высоте, в данном случае может отразиться от здания или какого-нибудь другого предмета на земле, поскольку луч радиолокатора преломился или отразился в верхних слоях воздуха.

Большинство газет говорит о радиолокационных миражах в очень скептическом тоне, словно речь идет о каком-то новом или совершенно невероятном явлении. Они не знают о многочисленных трудностях, которые создавали эти миражи в годы второй мировой войны. Главным недостатком радиолокатора оказалось то, что многие считали его достоинством, а именно полное отсутствие фантазии. Эти установки автоматически фиксируют все на своих экранах и не могут отличить настоящего «всплеска» от «всплеска» миража. События показали, что воображение оператора вполне компенсирует, чтобы не сказать больше, отсутствие воображения у его аппарата.

Иногда фокусирующее действие воздуха, вызванное особыми атмосферными условиями, создает неожиданные и очень серьезные затруднения. Радиолокатор посылает от 500 до 1000 импульсов в секунду. Он фиксирует каж дый возвращающийся всплеск, как если бы это был эхосигнал от последнего импульса. Но это может быть и эхосигнал от одного из предыдущих импульсов, отразившихся от какого-нибудь очень удаленного предмета (фиг. 82-84).

Мы уже видели, что импульс, отразившийся от предмета, расположенного в 93 милях от радиолокатора, возвращается через 1/1000 секунды. Если мы посылаем 1000 импульсов в секунду, эхо-сигнал первого импульса вернется сразу же после посылки второго импульса. В тот же момент предмет, расположенный в 186 милях, также вернет на локатор эхо-сигнал, но не от последнего, а от предпоследнего импульса, и так будет происходить все время.

На фиг. 85 схематически показана карта, разделенная на кольца, имеющие по 93 мили в поперечнике. Наблюдатель находится в точке О, а А-F — это цели, расположенные на различном расстоянии от О. На экране радиолокатора все эти кольца будут наложены одно на другое (фиг. 86), и таким образом все цели как бы окажутся не дальше, чем в 93 милях от наблюдателя. При «нормальных» условиях, когда нет температурной инверсии и инверсии влажности, оператор не получит достаточно сильного эхо-сигнала из внешних колец. Но при особых атмосферных условиях можно получить отражение луча от очень далеких предметов, и цель С, которая кажется расположенной всего в 10 милях от радиолокатора, может на самом деле быть от него на расстоянии 93+10=103 миль или 2х93+10=196 миль и т. д.

Некоторые индикаторы современных радиолокаторов фиксируют лишь движущиеся предметы. Один из таких радиолокаторов работал в Вашингтонском аэропорту в июле 1952 года. Это так называемый индикатор движущихся целей (moving-target indicator). «Всплески», вызванные якобы огромной армадой тарелок, свидетельствовали о каком-то движении. Но если слои воздуха, через которые проходят волны радиолокатора, находятся в движении, то отражение даже очень удаленного дома или завода тоже как бы придет в движение.

Метеорологические данные, которыми мы располагаем, не отличаются полнотой, а самые важные сведения (о температуре и влажности воздуха на высоте до 100 футов над землей) совсем отсутствуют. Можно предполагать, что в это время была температурная инверсия. Кроме того, в июле и начале августа стояла сильная засуха и затяжная жара. И, наконец, генерал-майор Джон Э. Сэндфорд из Управления технической разведки военно-воздушных сил подтвердил нашу теорию, что слой холодного и слой теплого воздуха, расположенные один над другим, вызывают появление тарелок, которые можно наблюдать визуально и на экранах радиолокаторов.

В один из дней второй мировой войны по Средиземному морю шел крейсер. Внезапно на экране его радиолокатора появилось таинственное пятно, находящееся в пределах досягаемости его орудий. Была включена система опознания своих судов, но ответный сигнал принят не был, и капитан приказал артиллеристам открыть огонь по таинственному кораблю. Они проверяли точность попадания по радиолокатору, и им казалось, что снаряды снова и снова накрывают цель, но все было безрезультатно. На крейсере ожидали, что сейчас по ним откроют ответный огонь, но его тоже не последовало. Цель попрежнему оставалась неподвижной, хотя артиллеристы уже исчерпали почти весь запас снарядов, тщетно пытаясь потопить таинственный корабль.

В конце концов любопытство победило, и они стали осторожно подвигаться вперед. Цель все еще была видна на экране радиолокатора, по когда они подошли к тому месту, где она должна была находиться, то не обнаружили ничего, кроме бескрайних океанских просторов. И в тот момент, когда они заняли точно то место, где была их цель, таинственная светлая точка на экране радиолокатора вдруг исчезла. А потом кто-то догадался о том, что произошло. На том же самом азимуте, где был зафиксирован таинственный корабль, на самом краю экрана появилась новая светлая точка. Значит, они почему-то получали эхо-сигнал не от последнего импульса, а от одного из предыдущих, и таким образом загадка была решена. Как оказалось, крейсер пытался потопить остров Мальту. По последним сведениям, остров все еще существует.

Одно неожиданное явление делает возможным прием сигналов, отраженных от очень удаленных предметов. В результате мучительных поисков и многочисленных экспериментов удалось узнать, что это мираж. Радиоволны, как и световые волны, подвергаются преломлению. И хотя условия, вызывающие радиомиражи, более сложны, они имеют много общего с обычными миражами; нередко и световой и радиомираж возникают одновременно. Слой холодного воздуха у самой земли, над которым располагается слой теплого воздуха, создает идеальную среду как для радиолокационных, так и для оптических миражей. Дальний прием телевизионных передач лучше всего осуществляется именно в таких условиях.

Незадолго до конца второй мировой войны в водах Аляски произошел случай, напоминающий историю с Мальтой (D. Н. Menzel, Elementary Manual of Radio Propagation, New York, 1948). В то время японцы еще владели островом Киска, имеющим важное стратегическое значение; наш флот, стоящий примерно в 600 милях от Киска, разрабатывал план захвата острова, как вдруг радиолокаторщики сообщили, что всего в 40 или 50 милях действуют какие-то таинственные корабли. Была объявлена боевая тревога, и экипажи судов вели неусыпное наблюдение за экранами радиолокаторов, чтобы вовремя отразить внезапную атаку неприятельских судов. Но, несмотря на всевозможные проверки, так и не удалось установить, что же это было. Суда исчезли с экранов так же внезапно и необъяснимо, как и появились.

Мы поняли, чем был этот призрачный флот, таинственный, словно «Летучий голландец», лишь после того, как наши собственные боевые корабли и авиация совершили внезапное, как считало командование, нападение на остров Киска. Оказалось, что на острове ни души. Значит, за несколько недель до этого радиолокаторы обнаружили тех самых японцев, которые эвакуировали остров Киска, и если бы операторы правильно истолковали сообщения радиолокаторов и лучше знали причуды своих приборов, наши корабли смогли бы нанести неприятелю сокрушительный удар.

Дополнительная проверка показаний радиолокатора обнаружила эту грубейшую ошибку, и впоследствии пришлось внести необходимые усовершенствования во все радиолокационные установки, чтобы оператор мог быстрее решать, настоящим или призрачным является отражение предмета на экране.

Одно из наиболее показательных и в то же время тревожных явлений произошло возле побережья Японии, неподалеку от Нансай-Шото. В 1944 году наши подводные лодки, ведя боевые операции в японских водах, топили корабли и вообще наносили большой урон неприятельским вооруженным силам.

Что касается использования радиолокации, то подводные лодки находятся в крайне невыгодном положении и подвергаются большой опасности. Подводная лодка, находящаяся во вражеских водах, осмеливается подниматься на поверхность только ночью. И в то время, как лодка запасается воздухом, радиолокационная разведка определяет цели для атаки и уточняет местоположение вражеских кораблей.

В этот период я находился в военно-морском флоте США, имея звание капитана третьего ранга. Передо мной стояла задача выяснить, что за призраки появляются на экранах наших радиолокаторов; эти призраки, казалось, метались по всему району Нансай-Шото.

Вот что сообщали с подводных лодок: оператор радиолокатора, сидя перед экраном своего индикатора кругового обзора, уточняет возможные цели для атаки, причем лодка медленно плывет под самой поверхностью воды, а антенна радиолокатора чуть возвышается над водой. И в этот момент нередко происходит одно удивительное и очень тревожное явление. Оператор вдруг замечает, что по экрану наперерез лодке движутся одна или несколько ярких точек. Если оператор, желая избежать опасности, просит изменить курс, изображение на экране тоже мгновенно меняет курс, и как бы ни маневрировала лодка, оно будет все время идти к тому мосту, где, кажется, вотвот произойдет столкновение между подводной лодкой и таинственным призрачным предметом, который движется по экрану в виде светящейся точки. Его поведение очень напоминает поведение «огненных боксеров», о которых мы уже говорили.

Необходимо помнить, что антенна радиолокатора находится лпбо на самой поверхности воды, либо чуть выше ее, а офицер в это время обшаривает перископом море, пытаясь найти таинственный корабль, который явно хочет протаранить подводную лодку.

Как бы подводная лодка ни меняла свой курс, изображение на экране радиолокатора маневрировало не менее искусно, чем «огненные боксеры». И когда столкновение казалось неминуемым, когда все ожидали, что таинственный вражеский корабль сейчас появится в перископе, так же как и на экране, изображение вдруг исчезало, словно призрак. Отсюда произошло его название: «скачущий призрак Нансай-Шото».

«Скачущий призрак» в основном вызывается явлением, которое не слишком отличается от уже рассмотренных нами явлений; это мираж. Слой холодного воздуха, расположенный над поверхностью моря, как бы захватывает волны, испускаемые радиолокатором, и не дает им уходить вверх. Затем эти импульсы очень интенсивно отражаются от корабля во всех направлениях, достигая берега, других кораблей и т. д. Иногда они отражаются несколько раз от одного и того же движущегося предмета, в том числе и от подводной лодки, пославшей эти импульсы.

Таким образом, многократно отраженный луч как бы движется со скоростью, равной общей скорости движения всех этих предметов, и, следовательно, в несколько раз быстрее любого из наземных кораблей. Таким образом, тайна призраков, появляющихся на экране радиолокатора, была раскрыта.

Пока мы пытались решить загадку скачущих призраков, нам и в голову не приходило, что это могут быть летающие тарелки с Венеры или с какой-нибудь другой планеты.

Но и на суше, особенно в североафриканской пустыне, нашу радиолокационную разведку нередко беспокоили призраки, возникавшие на экранах, п эти призраки свидетельствовали о передвижениях войск противника, совершавшихся где-то очень далеко. Если бы мы ожидали увидеть летающие тарелки, то, несомненно, они появлялись бы дюжинами. Но в Северной Африке в 1943 и 1944 годах межпланетные летающие тарелки досаждали нам меньше всего. Перед нами был не воображаемый, а настоящий противник. Таким образом, когда скачущие призраки появлялись на экранах радиолокаторов, мы не наделяли их сверхъестественными свойствами, считая, что их поведение определяется действиями врага, которого мы знали очень хорошо. Для объяснения этих явлений нам не приходилось звать на помощь никому не ведомые летающие тарелки. И тем не менее радиолокаторы обманывали нас частенько.

Были созданы различные комитеты, которые проводили экспериментальные и теоретические исследования в области радиолокации и радиосвязи. Я занимался разработкой чрезвычайно важных проблем в одном из комитетов при Объединенном комитете начальников штабов. Для имитации условий, существующих в Северной Африке, мы создали несколько экспериментальных радиолокационных станций в засушливых районах Юго-Запада. И там мы действительно наблюдали радиолокационные миражи вроде тех, которые можно наблюдать визуально. Днем волны радиолокатора, так же как и световые волны, уходят по вогнутой кривой вверх, сокращая расстояние до предметов (иногда даже опасно сокращая). Однако ночью мы обнаружили, что горячие пески пустыни охлаждаются очень быстро, а одновременно охлаждается на несколько футов или ярдов и атмосфера, создавая слой холодного воздуха и температурную инверсию. Мы уже говорили, что слой холодного воздуха вызывает сильный оптический мираж, но он вызывает также и радиолокационный мираж, приближая изображение удаленных предметов и создавая на экранах таинственные призраки.

Таким образом, наши исследования позволили установить, что по ночам в пустыне могут возникать миражи, о которых прежде мало кто догадывался. Если бы я до этого не работал в Комитете по распространению радиоволн и не занимался вопросами радиосвязи, мне вряд ли пришло бы в голову, что радиолокационные и оптические миражи так близко связаны между собой. Но поскольку в пустыне мы изучили особенности распространения радиолокационных сигналов на большие расстояния, в том числе и причины возникновения призраков на экранах радиолокаторов, то я научился не доверять наблюдениям явлений, которые происходят в результате необычного отражения света, особенно когда эти явления можно приписать миражам.

Хотя я просмотрел немало сообщений о тарелках, которые были якобы зафиксированы радиолокаторами, все они малоубедительны. Наблюдатели, очевидно, упускают из виду возможность появления миражей и, рассматривая светлые точки на экране радиолокатора как отражение реально существующих предметов, совершенно не хотят считаться с влиянием атмосферы.

Радиолокатор является чрезвычайно важным средством защиты. И в некоторых случаях лучше расследовать очередную мистификацию с тарелками, чем вообще отказаться от расследования. Но когда кто-нибудь доказывает, что таинственные изображения, появляющиеся в пустыне ночью на экране радиолокатора,- это летающие тарелки, я не стану даже извиняться за свой скептицизм. Всякий, кто имел хоть небольшой опыт работы с с радиолокаторами, знает, что их возможности велики, но все-таки не безграничны.

Не следует пугаться таинственных явлений на экране радиолокатора, которые мы не можем просто и быстро объяснить. И если такие явления иногда возникают, они нисколько не снижают ценности этого прибора, так же как оптические миражи или явления, связанные с летающими тарелками, не снижают ценности телескопа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + одиннадцать =