О «летающих тарелках» Полеты на Марс и Венеру

Беглый обзор солнечной системы оставляет у ученых впечатление, что жизнь может существовать не только на Земле, но и на других планетах. Однако получить точный ответ на этот вопрос очень трудно, поскольку даже самые большие телескопы в мире не могут обеспечить нас информацией, основанной на непосредственном наблюдении. Следовательно, в своих выводах о жизни во Вселенной мы должны исходить лишь из косвенных данных.

Мы постарались подойти к этому вопросу возможно более научно. Философский подход нам здесь мало поможет. Да и не очень убедительно звучит выдвигаемый философами довод, что было бы удивительно, если бы Земля оказалась единственным обитаемым местом во Вселенной. Ничем конкретным не может помочь также всеобщее желание поверить в существование жизни па Других планетах.

На основании одних только наблюдений можно заключить, что четыре гигантские планеты — Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун — в целом ряде отношений неподходящие места для посадки кораблей. Их атмосфера содержит в значительных количествах такие газы, как метан и аммиак. Главной составной частью их атмосферы является водород; свободный кислород, по-видимому, отсутствует полностью.

Далее, температура верхних слоев атмосферы на этих планетах чрезвычайно низкая, примерно 220 град. ниже нуля на Юпитере и более 300 град. (по Фаренгейту) ниже нуля на Нептуне, но поскольку обе планеты обладают довольно обширной атмосферной оболочкой, то, возможно, температура возрастает по мере приближения к поверхности планеты. На Нептуне она, возможно, достигает температуры жидкого воздуха. Намного ниже видимой поверхности планеты можно, вероятно, натолкнуться па слой твердого вещества; это, по-видимому, обледенелый камень. Я не исключаю, что чье-нибудь пылкое воображение может допустить существование жизни и при таких условиях, однако доводы в пользу подобного допущения будут приблизительно те же, к каким прибегают авторы научно-фантастических романов. Плутон, самая удаленная от Солнца планета, еще менее приспособлен для развития жизпи; это замерзшая, голая, лишенная воздуха пустыня.

А вот другая крайность. Неподалеку от Солнца находится планета Меркурий, которая, по-видимому, вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси с одинаковой скоростью, так что одна ее сторона постоянно обращена к Солнцу. В результате эта сторона нагрета до температуры свыше 800 град. (по Фаренгейту), и жидкая вода здесь такой же редкий продукт, как у нас на Земле жидкий воздух. На темной стороне Меркурия царит вечный холод, и, таким образом, вряд ли можно предполагать, что на этой планете есть жизнь.

Обобщая все сказанное, можно сделать вывод, что если только жизнь вообще существует еще где-нибудь в нашей солнечной системе, кроме Земли, то, разумеется, ее следует искать на Марсе и Венере. Хотя Венера находится несколько ближе к Солнцу, чем Земля, большая отражательная способность ее облачного слоя, видимо, сохраняет более ниэкую температуру на ее поверхности. У пас есть данные, что Венера вращается вокруг своей оси очень медленно. Мы не знаем продолжительности суток на Венере, но, по-видимому, она совершает один оборот вокруг своей оси примерно за две недели. Таким образом, на ночной стороне Венеры может быть очень холодно.

Венера обладает обширной атмосферной оболочкой, которая в основном состоит из углекислого газа. Хотя углекислота не является ядовитым газом, животный мир, как нам известно, не может существовать без кислорода, которого на Венере, по-видимому, нет совсем. Что касается воды, то у нас нет абсолютно точных данных на этот счет. Тем не менее мы знаем, что верхние слои атмосферы над облаками Венеры содержат чрезвычайно мало влаги. Отсюда возникает вопрос, что же это за облака? Некоторые полагают, что они состоят из пыли, поднятой вверх сильными конвекционными вихрями, бушующими на поверхности планеты. Следовательно, на Венере происходят постоянные пылевые бури.

С другой стороны, имеются основания предполагать, что на Венере все-таки есть вода, ведь во многих отношениях Венера и Земля похожи друг на друга, как два близнеца — и по величине и по толщине атмосферных оболочек, хотя химический состав у них разный, и трудно себе представить, чтобы на одной планете было вдоволь воды, а другая оставалась бесплодной пустыней.

Мы лишены возможности разглядеть, существуют ли какие-нибудь формы жизни под этими таинственными облаками Венеры. У нас нет никаких данных, которые позволили бы обосновать то или иное предположение. Хотя углекислота и не способствует развитию животного мира, она совершенно необходима для жизни растений на Земле. С другой стороны, растения усваивают углекислоту и выделяют кислород, то есть это процесс, прямо противоположный тому, который совершается в организме животных. Таким образом, отсутствие кислорода в атмосфере Венеры может служить доказательством того, что на этой планете отсутствует растительный мир. Однако все эти доводы звучат не очень убедительно.

Не исключено, что теплые моря Венеры создают идеальные химические и физические условия для зарождения жизни. В них может существовать огромное количество одноклеточных растений и животных. У нас есть все основания предполагать, что в океанах Венеры сложились такие же условия, какие были зз океанах Земли в первобытную эпоху. И если жизнь развивалась на Земле, опа может развиваться также и на Венере.

Нам неизвестно, как далеко в своем развитии ушли живые организмы на Венере. Нужно признать, что и данные геологии не слишком могут нам помочь. Когда мы видим, насколько непоследовательно и случайно природа развивала различные формы жизни на Земле, сначала одну, потом другую, а потом сама уничтожала многие из них, нас покидает уверенность, что эволюция высоко разумных форм жизни происходит просто и закономерно. Вспомните динозавров и окаменелых бабочек с размахом крыльев в несколько футов. Какие причудливые эксперименты природы! Почему жизнь сначала развивалась именно в этом направлении, а не прямо к млекопитающим и человеку? Этого мы не знаем.

Какие направления приняла эволюция на Венере? Быть может, там развиваются, главным образом, ракообразные животные? Или различные формы морских червей? Приведет ли это развитие к возникновению рыб и других животных со скелетом и костной структурой? Мы не можем ответить ни на один из этих вопросов. Однако мне хочется заметить, что если бы мы сами развивались не на Земле, а на Венере, то в результате эволюции мы могли бы стать, быть может, русалками и водяными.

Хотя во время споров относительно летающих тарелок Венере уделялось особенно много внимания, что прежде всего связано с пресловутой лекцией в Денверском университете, Марс является единственной планетой, которую уже давно и шумно разрекламировали как возможную обитель жизни. И наши сведения об этой планете отнюдь не исключают такой возможности.

Хотя у Марса имеется атмосфера, она так разрежена и прозрачна, что можно легко наблюдать поверхность планеты. Таким образом, облака здесь не досаждают астрономам, как при исследовании Венеры. Поверхность Марса имеет красноватый оттепок, даже если смотреть на него невооруженным глазом. В большой телескоп мы видим красный диск, для которого характерны две особенности: белое пятно на полюсе и зеленовато-серые тени, разбросанные по всей поверхности. Если же смотреть в очень большой телескоп, то при благоприятных атмосферных условиях можно различить еще и линии, которые некоторые ученые сравнивали с изящнейшим узором; эти линии тонким, как паутина, узором покрывают всю поверхность Марса (фиг. 89). Это и есть пресловутые «каналы», которые Парсифаль Лоуэлл когда-то описал как искусственную систему орошения, созданную марсианами для подачи воды с марсианских полюсов в более плодородные области по обе стороны экватора.

Что же касается характера этой растительности, то здесь можно делать лишь самые общие догадки. Точные исследования цвета указывают на то, что марсианская растительность, очевидно, находится на более низкой стадии развития, чем земная, поскольку в ней не видно никаких следов хлорофилла. Очевидно, она напоминает наши лишайники. Возможно, некоторые формы растительности на дне этих древних морей развились из марсианского эквивалента земных водорослей. Марс меньше нашей Земли и не мог удержать ни воды, ни атмосферы, которых осталось там совсем немного. И если даже растениям трудно существовать на Марсе, то насколько более проблематично существование там животных и особенно людей! Многое из того, что мы говорили о Венере, можно отнести и к Марсу.

Какими же могут быть обитатели Марса? С давних пор наше воображение придавало марсианам самый различный облик. Мы уже видели, как Герберт Уэллс представлял их себе в виде огромных спрутов с рукообразными щупальцами. По-моему, самая лучшая модель марсианина была предложена много лет назад Хуго Гернсбаком, которого называют отцом современного научно-фантастического романа.

На фиг. 91 изображен марсианин-мужчина, чей облик определяет общее направление эволюции на этой планете, обусловленное физическим состоянием ее атмосферы и гравитацией. Согласно Гернсбаку, марсиане имеют

«…рост около 10 футов, их огромные тела похожи на бочку, а сверху возвышается большая несуразная голова с громадными, словно раковины, ушами шириной около фута и хоботообразным носом длиной 3 фута. Еще более жуткое впечатление производят их глаза, которые как бы сидят на длинных стеблях, которые могут удлиняться и укорачиваться, словно подзорная труба. Один вид этих чудовищных глаз может вас загипнотизировать. На голове марсианина мы замечаем две громадные антенны — органы телепатии, которые служат ему средством общения с другими марсианами. Рот его похож на расплющенный клюв.

Все его тело покрывает густая растительность, похожая на шерсть, которая служит защитой от холода. Руки и ноги тонкие и хрупкие. На каждой руке по восемь пальцев, а вместо ступней огромные лапы с перепонками между пальцами… Поскольку сила притяжения на Марсе мала, там никогда не было очень плотной атмосферы. Поэтому, чтобы не погибнуть, марсианам пришлось значительно развить свои легкие; отсюда их колоссальная грудь, из которой практически и состоит все тело…

Марсианки на шесть дюймов меньше, чем марсиане. У них несколько более изящная талия, но главное, что их отличает от мужчин,- это двойные антенны, так что у каждой четыре антенны вместо двух. Это важное качество всегда позволяет им переговорить своих мужей и сбить их с толку. Таким образом, подлинная власть на Марсе находится в руках женщин».

Так в форме научно-фантастического романа Гернсбак доказывает, что Марс обитаем. Однако здесь есть момент, который поклонники тарелок обычно упускают из виду. Если на Марсе или где-либо в другом месте живут существа, не менее, а, может быть, даже более разумные, чем мы, и эти существа уже сконструировали некий корабль для межпланетных путешествий, то почти наверняка они должны были бы изобрести радио еще на ранних стадиях своих исследований.

В течение многих лет ученые обсуждали вопрос, возможно ли установить радиосвязь с Марсом, и теперь это стало возможным, если только кто-нибудь будет принимать там наши сигналы. Перед войной наша дальняя радиосвязь в основном осуществлялась на волнах, распространяющихся над поверхностью Земли. Мы сознательно выбирали настолько длинные радиоволны, чтобы они не пробивали ионосферу — радиокрышу нашей Земли. Они огибали Землю, попеременно отражаясь от ионосферы и земной поверхности, и лишь случайно могли уйти в мировое пространство. Теперь мы наверняка имеем возможность послать очень мощный сигнал на коротких волнах, способных легко пробить не только нашу собственную иеносферу, но и любые ионосферные слои, которые могут окружать Марс или Венеру.

Если мы собираемся лететь на эти планеты и не исключено, что на них обитают разумные существа, то попробуем послать им наши радиосигналы или по крайней мере повернем наши огромные приемные антенны в направлении этих планет и попытаемся принять сигналы, которые могут исходить оттуда прямо или косвенно. И тогда, может быть, мы услышим венерианский или марсианский эквивалент нашего радио и телевидения. Так мы могли бы попытаться выяснить, есть ли жизнь на других планетах солнечной системы и возможно ли установить межпланетную радиосвязь, а научившись обмениваться по радио мыслями и идеями, мы приблизим тот день, когда сами поднимемся в космос и приступим к исследованию межпланетного пространства.

Но если в будущем мы действительно примем настоящие сигналы из космоса, что тогда? С помощью радиопеленгации мы сможем абсолютно точно установить их происхождение и, возможно, даже узнаем, откуда они исходят. Но сумеем ли мы прочитать эти сигналы и научимся ли объясняться с обитателями далекой планеты? Археологи, которые пытались прочесть письмена племени майя, сначала разобрались в их происхождении и, что особенно важно, увидели связь между иероглифами и выражением мысли, что в какой-то мере позволяет определить характер текста (советский ученый Ю.В. Кнорозов предложил принципы расшифровки и прочел часть текстов майя (1952 год); в 1960 году для той же цели группа ученых под руководством академика С.Л. Соболева применила электронную счетную машину, которая расшифровала недоступный ранее для прочтения текст. — Прим. ред.).

Допустим, что с Марса поступило сообщение. Оно состоит из точек и тире. Сообщение по радиотелефону мы все равно не поймем, а использовать межпланетное телевидение нам будет трудно, во всяком случае на первых этапах космического радиообмена. Мы записываем это сообщение, создаем мощные передающие, станции с направленными антеннами. Мы еще раз посылаем марсианам наше собственное сообщение, хотя знаем, что они его не поймут. Но теперь нам ясно, что они слышат нас. Каким же образом мы сможем продолжать переговариваться с существами, которые не имеют ничего общего с нами, жителями Земли?

Ничего общего? Это утверждение глубоко ошибочно. Если мы уже установили между собой радиосвязь, значит, у обитателей обеих планет есть радио. А радио неразрывно связано с различными законами физико-математических наук, которые в сочетании с элементарной математикой и прежде всего с арифметикой образуют естественную основу нашего взаимопонимания. Посмотрим, умеют ли марсиане считать. Мы посылаем наше первое сообщение, состоящее из одной точки, двух точек, трех точек — и так до десяти. Даже шестилетний ребенок поймет, что эти знаки означают различные числа. Первая задача — на сложение. Буквой «п» (-) мы обозначим «плюс» или «и», а буквой «г» (-)-знак равенства. Затем мы посылаем: 1+1=2 и так далее.

Если марсиане поймут (а как они могут не понять?), они ответят в том же духе, объясняя нам какие-то свои собственные законы. Заметьте, что, кроме чисел, мы передали им абстрактные понятия «плюс» и «равно».

Если мы продолжим передачу чисел до тысячи или более, то простое выстукивание точек будет несколько затруднительным, хотя и не невозможным. Чтобы избежать этого, можно ознакомить марсиан с арабскими цифрами, с употреблением нуля, со значением цифры в зависимости от ее места в числе. Так, в числах 12 и 120 цифра 1 имеет различное значение. В первом случае она означает один десяток, во втором случае — десять десятков. Мы применяем десятичную систему. У марсиан, возможно, иное количество пальцев, на которых они начинали считать, и в основу своей системы счета они могли положить числа восемь или шестнадцать, однако любой математик должен немедленно понять другую систему и перевести ее на свою. Используя этот метод, можно научиться арифметике марсиан и рассказать им о своей.

Некоторые абстрактные числа, такие, как п — «пи», отношение длины окружности к ее диаметру (3,14159), вероятно, имеют одинаковое значение и на Марсе и на Земле. Однако числа, означающие вес и расстояния, как, например, расстояния между планетами и Солнцем, не будут иметь для марсиан никакого значения, поскольку марсианская и земная мили наверняка различны. Однако отношения расстояний не зависят от единицы измерения. Любой астроном, который увидит ряд чисел: 4, 7, 10, 16, 52, 100, тотчас же поймет, что они представляют относительные расстояния между Солнцем и Меркурием, Венерой, Землей, Марсом, Юпитером и Сатурном. И он узнает этот ряд, на какую бы постоянную величину не было умножено каждое из этих чисел. Марсианский астроном, с которым, несомненно, проводились бы консультации при передаче сообщений на Землю, наверняка понял бы значение этого ряда чисел. Можно предположить, что, желая указать на свою родную планету, марсианин передал бы несколько раз число 16. А мы ответили бы ему, повторяя число 10.

Итак, мы делаем успехи. Обозначив планеты этими числами, можно дать им теперь свободные, не числовые обозначения. А затем мы посылаем следующее сообщение: «Меркурий 0, Венера 0, Земля 1, Марс 2, Юпитер 11, Сатурн 10». Эти цифры означают для астронома количество спутников, открытых у каждой планеты, даже если земляне пропустили один или два. А марсиане могут повторить этот ряд, но с одной поправкой: «Сатурн 11». Первая информация, имеющая научное значение! Отсюда мы заключаем, что марсианские астрономы, которые имеют лучшие условия для наблюдения и находятся ближе к Сатурну, открыли у него одиннадцать спутников. Далее мы передаем сравнительные данные для других планет: их массы, диаметры, время обращения вокруг своей оси и т. д. Сообщая диаметры планет в милях (или километрах), можно научить марсиан пользоваться нашими единицами измерения.

Астрономия — не единственная наука, язык которой должен быть понятен марсианам. Ряд из девяноста шести чисел: 1,008; 4,00; 6,940; 9,02; 10,82; 12,00;… дает относительные атомные веса химических элементов. Число 1,008 означает водород (Н); 12 — углерод (С); 16 — кислород (О) и т. д. Химические формулы сложных веществ: воды, НОН (Н20); ацетилена, НССН (С2Н2),- могут быть даны вместе с уравнениями химических реакций. Формулы сложных органических соединении, может быть, прольют свет на природу живых организмов на Марсе. И нам будет легче научить их делать атомную бомбу, чем рассказать, как печь пироги.

В общем мы сможем обмениваться информацией практически по всем интересующим нас вопросам. Самым утомительным здесь будет ожидание ответа на уже отправленное сообщение. Радиосигнал, который делает 7 оборотов вокруг Земли в секунду, достигнет Марса лишь через 3 минуты, а иногда и через 20, в зависимости от местоположения его на орбите. Я убежден, что, если бы нам удалось обменяться радиосигналами с какой-нибудь планетой, мы смогли бы установить двустороннюю радиосвязь, и это значительно обогатило бы многие отрасли науки.

Давайте же прислушаемся к радиопередачам из космоса. Задолго до того, как над Землей появятся настоящие космические тарелки, мы наладим радиосвязь с их пилотами. И даже если сейчас нам никто не ответит, возможно, когда-нибудь ответ и придет, хотя бы через миллион лет. Не забывайте, что каких-нибудь сто лет назад обитателям Земли и в голову не приходило обсуждать вопросы радиосвязи.

А пока нам следует более разумно относиться к явлениям, связанным с летающими тарелками. Как писал Ламберт, в своем отношении к летающим тарелкам мы не слишком отличаемся от «дворового пса, который выскакивает из подворотни и пытается укусить колеса проезжающей мимо машины» (Saturday Night, 67, 18, 1952).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два + 12 =